top of page

Голод 30-х годов в Советском Союзе



Вот уже прошло более 90 лет со времени страшного голода 1932 - 1933 годов, охва-тившего Украину и Юг России, самые хле-бородные земли Советского Союза. Было ли это несчастье вызвано объективными причинами? Скажем, катастрофическим неурожаем, стихийным бедствием?


Все началось с решения Сталина и его сторонников «одним махом» догнать и перегнать в экономическом отношении передовые страны Европы и США, провести революционные преобразования и в короткий срок «построить социализм». Начал осуществляться план интенсивной индустриализации. Сельское хозяйство стало основным источником средств, необходимых для развития других отраслей хозяйства. В целях приобретения оборудования для строящихся заводов хлеб стали вывозить за границу.


И сразу же в стране возникла острейшая зерновая проблема. Крестьяне не хотели «сдавать хлеб» по низким государственным ценам, и тогда Сталин обвинил их в саботаже. Суды и прокуратура стали привлекать крестьян к уголовной ответственности по статье, карающей за спекуляцию. Прокатилась волна арестов. Только на Украине в 1928 - 1929 годах было привлечено к суду 33 тыс. крестьян. Хозяйства зажиточных крестьян были обложены тяжелым налогом. Опираясь на чрезвычайные меры, в СССР удалось тогда заготовить 115 млн. центнеров зерна, в том числе 42 млн. центнеров - на Украине.


Осенью 1928 года в городах стали вводить карточки на хлеб. Однако зерновая проблема не была решена. Полагая колхоз наиболее эффективной формой изъятия хлеба у производителей, принимается решение о сплошной коллективизации сельского хозяйства. Сталин утверждает, что СССР «через каких-нибудь три года станет одной из самых хлебных стран в мире...».


Заинтересованные в сохранении своей собственности, под давлением угроз, обещаний, мер административного воздействия, а часто - и прямого принуждения, крестьяне стали вступать в колхозы. К 20 января 1930 года на Украине было коллективизировано 15.4 процента крестьянских хозяйств, а к 1 марта того же года - 62.8 процента. Вначале обобществляли все: инвентарь, лошадей, крупный рогатый скот и даже птицу. Это привело к тому, что перед вступлением в колхоз многие крестьяне резали скот. В 1928 - 1929 годах страна лишилась половины поголовья скота.


В 1930 году началось так называемое «раскулачивание», то есть экспроприация зажиточных крестьян. Они изображались злейшими врагами народа, жестокими эксплуататорами. В период коллективизации в стране было раскулачено 1.1 млн. крестьянских хозяйств, в том числе на Украине - 200 тыс. Раскулачивание коснулось судеб примерно 6 млн. человек. Сотни тысяч крестьян были выселены на Север и Восток. Здесь они жили в крайне тяжелых условиях, многие из них погибли.

В январе - ноябре 1930 года на Украине было заготовлено 400 млн. пудов хлеба, а спустя год, при значительно худшем урожае, в результате чрезвычайных мер объем заготовок составил примерно столько же - 380 млн. пудов. У колхозов и крестьян изъяли все зерно, включая посевной материал. Истощенные недоеданием, крестьяне были не в состоянии эффективно провести весенний сев 1932 года, часть посевов погибла. Чтобы прокормить детей, начали тайно собирать хлеб с полей, уносить с токов, прятать. Зачастую ночью срезали колосья на полях и варили кашу.


Поступающая в центр информация «о нарастающей волне хищений хлеба» привела к появлению зловещего закона, названного народом «законом о пяти колосках». Этот документ вошел в историю под официальным названием «О защите имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».


Закон предусматривал только два вида наказаний: расстрел с конфискацией имущества, а при наличии смягчающих обстоятельств - 10 лет лишения свободы. Осужденные по этому закону амнистии не подлежали. Всего за неполных 5 месяцев до начала 1933 года по этому закону были осуждены 55 тысяч человек, из них одна тысяча - расстреляны.


Чтобы забрать у людей последний килограмм зерна, власти принимали самые бесчеловечные меры. Во время подворых обысков конфисковали не только зерно, но и картофель, свеклу, сало, мясо и даже, заготовленные на зиму, соленья. Одной из мер воздействия на крестьян было занесение сел и станиц, не выполнивших план хлебозаготовок, на «черную доску». Эти населенные пункты лишались продовольственного снабжения, там запрещалась торговля, товары из магазинов вывозились...


Несмотря на все чрезвычайные меры, чудовищный план хлебозаготовок 1932 года на Украине выполнить не удалось. Видя ужасающие последствия голода, в некоторых районах Украины местные руководители разрешили крестьянам оставить зерно для посева и страхового фонда. Сталин, узнав о «самоуправстве», - в частности, руководителей Ореховского района Днепропетровской области - приказал приговорить к расстрелу старшего агронома райземуправления. Его воля была судом выполнена...


Однако к вмешательству «самого» часто обращаться не приходилось. Большинство местных партийных и советских руководителей, суд и прокуратура, органы ГПУ, активисты все требования сталинского руководства выполняли весьма старательно.


Это партийно-государственной системой учитывалось: руководители голода не испытывали. Поощрялось доносительство. Тот, кто сообщал о хлебе, спрятанном соседом, получал 10-15 процентов от найденного, причем половина этой премии зачислялась в счет задания доносчика по сдаче хлеба государству.


Для организации контроля за выполнением заданий по сдаче хлеба государству комиссии с чрезвычайными полномочиями в 1932 году были направлены на Украину - во главе с Молотовым и на Северный Кавказ - во главе с Кагановичем. Многие украинские крестьяне уже голодали, надвигался голод и на Северный Кавказ.


Местные руководители безуспешно пытались убедить членов комиссий в нереальности плана, однако «борьбу с кулацким саботажем» остановить не удалось. Крестьяне и местные чиновники подвергались террору: суды выносили жестокие приговоры, вплоть до расстрела, практиковались массовые обыски крестьянских домов и дворов, людей лишали приусадебных участков, снимали с работы и отдавали под суд руководителей колхозов.


В то время на Кубани приобрело известность «дело Котова», секретаря партийной ячейки станицы Отрадной, и группы руководителей местного колхоза, которые были приговорены судом каждый к 10 годам лишения свободы. Их «преступление» состояло в том, что в нарушение указания крайкома они выдали колхозникам в качестве аванса на каждый трудодень не 491 г. зерна, как предписывалось, а 1 кг. Партийное руководство края сочло этот приговор слишком мягким, дело было пересмотрено. Котова и двоих осужденных расстреляли.


Евгений Штокман.

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page