top of page

ЗАГАДКА, НА КОТОРУЮ НЕТ У МЕНЯ ОТВЕТА



ОТЧЕТ ЙОРАМА ЭРЕЗА

(МАЙОРА ЦАХАЛА)


Что-то не складывается.


Это загадка, на которую я не могу найти ответ. Я знаю, как обстоят дела в секторе Газа и на границе. Я командовал сектором Керем Шалом (Рафих), я руководил сектором Кисуфим, я очень хорошо знаю ограждение по периметру, знаю, как там работает армия. Я был в лагере беженцев Шати в секторе Газа, руководил лагерем беженцев Джибалия, устраивал засады на границе и в глубине территории. Я встречался с жителями Газы, ел и дышал Газой.


Заграждение построено так, что его не сможет пройти даже лиса: Установлены сигналы в соответствии с тремя уровнями давления. Они должны предупредить, когда забор повредят. Есть силы, работающие круглосуточно и без выходных, которые отвечают за то, чтобы в течение нескольких минут, если не секунд, прибыть к месту, где на заборе появится сигнал тревоги. Каждый день проводим симуляцию хотя бы одной попытки проникновения.


В каждом подразделении имеется резервный отряд, роль которого в усилении в чрезвычайной ситуации.


Наблюдения, разбросанные вдоль границы, охватывают каждый ее дюйм. Девушки наблюдатели являются чемпионами в идендификации. Они не промахиваются. Они обнаруживают движение кого бы то ни было еще до того, как он приблизится к препятствию – днем и ночью. В проблемных точках (мертвых зонах) размещают танк с возможностями наблюдения и обнаружения, и с устрашающей огневой мощью.


В некоторых случаях на местах задействованы снайперы. Каждый день перед рассветом проводится процедура «рассветной тревоги». В этот час все силы бодрствуют (именно в это время сотни террористов вошли в Израиль). Ночная смена сменяется дневной. Командир каждой группы осматривает пограничную линию, чтобы убедиться, что ночью не было проникновений.


Патрули, которые движутся по линии границы умеют распознавать следы. Они знают, кто переступил черту, сколько и даже когда. Каждый сценарий имеет четкую процедуру. Например, процедура внедрения террористов, процедура захвата заложников. Все написано кровью.


Есть еще несколько уровней безопасности, о которых здесь не место говорить. Короче говоря, это препятствие, которое доказало свою эффективность годами.


Так как же, черт возьми, палестинский трактор движется к забору, и никто на это не реагирует? Как трактору удалось разрушить забор и открыть доступ в Израиль, при этом никто на это не отреагировал? Как сотни террористов и просто жителей Газы пересекли барьер, и никто с нашей стороны и пальцем не пошевелил?


Как террористы, вооруженные с ног до головы, пешком и на транспортных средствах, без какой-либо реакции с нашей стороны, прибыли в десятки израильских поселений? Как сотни террористов оставались на израильской территории в течение долгих часов, расстреливали сотни израильтян, грабили имущество, а с нашей стороны не было никакой реакции? Как получилось, что террористы похитили десятки израильтян, женщин, детей, младенцев, стариков, застали врасплох солдат и офицеров, когда они не были готовы, и увезли их в Газу, и никто их не остановил?


Как получилось, что ни одна пуля не была выпущена с нашей стороны? Как все это произошло у нас под носом? Куда пропала целая дивизия? Куда делись 3 бригады? Кто проглотил 9 батальонов? Что случилось с 36 ротами? Куда делась целая регулярная пехотная бригада? Где были все резервные батальоны, пополняющие регулярную армию?


Куда делись тысячи солдат???


Кто-нибудь здесь должен дать объяснения!!!


Аркадий Красильщиков.


От себя.


По ходу "милуим" (резервная армейская служба) мне довелось патрулировать гораздо более спокойную границу с Иорданией и Египтом.


Специально обученный "гашаш" (следопыт), солдат-бедуин безошибочно определял любое нарушение границы, будь то человек или зверь.


И главное, мы имели приказ стрелять в любого нарушителя отказавшегося остановиться.

Так было раньше, до вмешательства БАГАЦа в правила открытия огня.


Давид М.

19 просмотров
bottom of page