top of page

К НЕДЕЛЬНОЙ ГЛАВЕ ТОРЫ «ВАЕХИ»



”...И жил Яаков”.


Иосиф, красотой своей удивительно походивший на мать, остался единственным утешением патриарха. Но вот, уйдя проведать братьев, пасших скот в степи, Иосиф не возвращается. Никто не знает, куда он делся, но найденная братьями окровавленная рубашка свидетельствует, что случилось нечто страшное и непоправимое. Это уже было слишком. Яаков отказывается слушать слова утешения и в отчаянии восклицает, что в трауре сойдет к сыну в преисподнюю.


Двадцать два года патриарх ничего не знал о судьбе любимого сына. Но вот, на второй год ужасного голода, разразившегося в Ханаане и близлежащих странах, сыновья, возвратившиеся из Египта, необъяснимым образом избежавшего голода, сообщают Яакову невероятное: Иосиф жив, он занимает высокий пост в Египетском царстве и просит отца переехать со всем семейством к нему, в Египет...


”И жил Яаков в земле египетской семнадцать лет”. Этими словами начинается глава ’’Ваехи”. В Египте Яаков прожил последние семнадцать лет своей долгой и беспокойной жизни. И недаром сказано здесь: ”И жил Яаков...” — потому что лишь теперь ожил Яаков после всех невзгод, выпавших на его долю, и лишь теперь мог он наслаждаться жизнью.


Более того, Яаков был счастливее своих предшественников, Авраама и Ицхака. Из всех сыновей, родившихся у Авраама, лишь Ицхак пошел по стопам отца. Самому Ицхаку причиняло немалую боль то, что первенец его, Эйсав, презрел идеалы, завещанные Авраамом. Яаков же мог гордиться каждым из своих двенадцати сыновей. Были, конечно, и у них срывы, но всякий раз они находили в себе силы раскаяться, признать свою вину и возвратиться на истинный путь. А даже Иосиф, в течение двадцати двух лет оторванный от отчего дома, остался верен идеям, которые бережно вынашивали и стремились передать своим потомкам праотцы еврейского народа.


Иосиф остался верным сыном Израиля, будучи рабом самодура- вельможи и его похотливой жены; он не перестал быть им, и очутившись в темнице, и (что, пожалуй, вызывает наибольшее восхищение) став первым визирем египетского царства, наделенным неограниченной властью.


Не только сыновья Яакова, но и их дети и внуки свято чтили идеалы и принципы, которые составляли для Яакова всю цель его жизни. Может ли быть высшее счастье для человека? И поэтому сказано: ”И жил Яаков в земле египетской”.


Но, несмотря на то, что египетский период был самым счастливым в жизни патриарха, он не переставал мечтать о Святой земле и перед смертью взял у Иосифа клятвенное обещание, что останки его будут погребены в земле Обетованной, в Хевроне, в семейной гробнице, приобретенной еще Авраамом.


Большое место в главе ”Ваехи” занимают прощальные слова, с которыми умирающий Исраэль обратился к каждому из своих сыновей в отдельности. Слова эти исполнены великих пророческих предвидений, исполнившихся сотни, тысячи лет спустя. В них предсказывается будущее двенадцати израильских племен, родоначальниками которых были двенадцать сыновей праотца Яакова.


К концу египетского плена потомки сыновей патриарха образовали двенадцать племен, так называемые ’’колена Израилевы”. Каждое из этих колен носило имя своего родоначальника, одного из сыновей праотца Яакова. Исключение составляют потомки Иосифа, которые предсмертной волею патриарха были разделены на два колена, носившие имена сыновей Иосифа — Эфраима и Менаше.


Хотя в результате этого раздела колен стало тринадцать, лишь двенадцать из них участвовали в разделе и наследовании Обетованной земли, ибо колено Леви было предназначено исключительно для священнослужения и ему не надлежало опускаться до владения определенным земельным наделом с вытекающими из этого хлопотами.


"Беседы о недельных главах Торы".

5 просмотров
bottom of page