Памяти дедушки Натана Якубова бен Яфа


Сразу после тяжелейших трёх недель «между несчастьями» с 17 Тамуза по 9 Ава, в первую же субботу, наступает шаббат Нахаму – шаббат утешение. После столь скорбных дней начинается новая эра: ровно семь недель до еврейского нового года Рош аШана и до судного дня Йом Кипур, семь суббот, которые называются "шева шабатот шель нэхама" (семь суббот утешений). И первая –это шаббат Нахаму.

Для нашей семьи эта суббота особенно значительна, так как она предшествует дню смерти моего дедушки Натана Якубова бен Яфа. Конечно же, совсем не случайно ежегодно годовщина дедушки совпадает с такой субботой. И в этом году мы отмечаем 34 года, как его нет с нами. Для нашей семьи все годы без дедушки – тяжелейшие годы. Несмотря на то, что прошло много лет, каждый член нашей семьи чувствует, как нам его не хватает. Для всех нас, детей, внуков, правнуков, дедушка был и остаётся образцом. И особенно, я думаю, для меня. Ибо с малых лет, хотя мы и жили далеко от дедушки, поскольку покинули Ташкент, когда мне было всего несколько лет, в любой ситуации дедушка служил мне примером достойного поведения.

Мне так много рассказывали про дедушку хорошего. Он был человеком богатым, но материальное благополучие давало ему дополнительную возможность помогать людям. Это был человек, завоевавший своими добрыми делами огромнейший авторитет. Человек, который своим положением в обществе, своими связями помогал всегда любому еврею, нуждающемуся в поддержке. Это, если нужно, была помощь и финансовая, и советом, и деловая, когда были необходимы какие-то связи. Дедушка, несмотря на то, что он был очень известен по всей Средней Азии, никогда не забывал своих корней, не отдалялся от своего бухарско-еврейского народа. И этим он славился всегда.

Я не раз слышал сотни рассказов от людей, живущих рядом или приезжающих из других штатов, других стран, о поразительной доброте и справедливости моего дедушки. Часто бывает так, что посетители нашего офиса, узнав, что я внук Натана Якубова, рассказывают мне много интересного из жизни дедушки, о чём я никогда прежде не знал. Один из нескольких случаев. Несколько лет тому назад мы получили письмо от незнакомого человека, сообщившего нам удивительный факт. Городское еврейское кладбище Ташкента не имело ворот. Служители кладбища обратились к дедушке с просьбой принять участие в решении этой проблемы. Дедушка тут же откликнулся на их просьбу. Он вызвал рабочих, которые сняли огромные красивые ворота с его дома и установили их на еврейском кладбище. А сколько людей рассказывало нам, что когда члены их семей попадали в беду, дедушка, используя свои связи, спасал их, причём делал это всегда бескорыстно. Люди, которые нуждались в материальной помощи, тоже обращались к дедушке, и никогда никто не получал отказа. Так было в Ташкенте. Точно так же было и в Америке.

Дедушка приехал сюда одним из первых русскоязычных, бухарских евреев, и одним из первых стал основателем бухарско-еврейской общины Нью Йорка. Его переезд в США стал зелёным светом для многих бухарских евреев, и можно сказать, что дорогу в Квинс нашим евреям открыл дедушка Натан Якубов. Ни один бухарский еврей не пожалел потом, что обосновался именно здесь, в этом районе.

Мне посчастливилось жить вместе с дедушкой последний год его жизни, и я хорошо помню, что не было такого дня, когда бы к нему не приходили люди. Приходили за советом, поддержкой, помощью моральной или финансовой; и днём, и ночью двери дома дедушки Натана всегда были открыты. Часто обращались к дедушке с просьбой помирить кого-то, установить мир в семье. Дедушка всегда мудро и легко примирял людей. И даже глубокой ночью, если люди нуждались в его помощи, дедушка, хотя ему уже было около семидесяти лет, вставал и шёл в чужие семьи, чтобы поговорить, убедить, примирить членов семей, помочь людям. Вот такой человек был мой дедушка.

Он одним из первых принял активное участие в создании бухарско-еврейского центра в Квинсе. Кстати говоря, в списке основателей еврейского центра на 71 авеню дедушка был единственным эмигрантом, только приехавшим в Америку. Но, несмотря на это, он внёс свой вклад в создание Центра так же, как и магнаты, занимавшиеся золотом и бриллиантами много десятков лет в Израиле и в Америке.

Мне очень тяжело сейчас писать эти строчки, потому что я с болью в сердце чувствую отсутствие дедушки. Сколько раз я мечтал, чтобы дедушка был рядом, и я мог бы улыбнуться ему, обнять его и посоветоваться с ним. Как же мне не хватает его мудрых советов, его приветливого взгляда, доброго слова. Ведь он всегда, несмотря на свою занятость, находил время для внуков, уделяя нам особое внимание, дружески беседуя с нами, поддерживая своими советами.

Субботние и праздничные дни он всегда посвящал нам, своим внукам. Дедушка помогал нам в выборе школы, учебных курсов. Я всегда с восхищением смотрел на дедушку и советовался с ним по всем вопросам, волновавшим меня в то время. Я относился к нему с величайшим уважением и огромной любовью, что, к сожалению, нечасто можно увидеть в современных семьях, где существует непреодолимая дистанция между старшим и младшим поколениями, когда дети и внуки пренебрегают советами старших. А для меня услышать совет дедушки было огромной честью, возможность поговорить с ним – невероятной радостью. Ценя каждую минуту общения с дедушкой, я никогда не задерживался в школе, не терял время на пустую болтовню с приятелями. Зная, что дедушка дома, я торопился к нему, чтобы у меня было как можно больше времени для бесед с ним.

Каждую субботу, каждый праздник в доме дедушки создавалась особая атмосфера: за красиво накрытым столом мы с большим вниманием слушали диврей Тора дедушки, и наши молитвы звучали как-то по-особенному торжественно. Я был во многих компаниях уважаемых ученых, профессоров, раввинов, но такое возвышенное чувство, какое рождалось у меня, когда я слушал дедушкины речи и благословения, больше не появлялось.

Дедушка был для нас всем. Его душевная чистота и необыкновенная сердечность стали для нас маяком, показывающим правильный путь в безбрежном океане жизни. До сих пор мне служат примером заботливое отношение дедушки к своей любимой супруге и к своей старенькой маме, которая прожила 96 лет, и огромное внимание и любовь к детям, какими бы маленькими они ни были.

Конечно, в моём выборе жизненного пути величайшую роль сыграл дедушка, потому что он был примером трепетного отношения к Вс-вышнему, к религии, хотя большую часть своей жизни и прожил в Советском Союзе, стране отрицавшей Б-га. В этой стране коммунистического режима не было ни еврейских школ, ни религиозных книг, ни раввинов, которые вели бы евреев по пути Торы, но это не помешало дедушке строго соблюдать кашрут и субботу, исполнять основные мицвот. Не было такого случая, чтобы дедушка пропустил утреннюю, дневную или вечернюю молитвы или не надел бы тфилин; и никогда он не забывал произнести благословения до и после еды.

Он был всегда высочайшим примером истинного отношения к еврейству, к религиозной жизни. Думаю, что если бы дедушка не был бы столь ответственным в исполнении всех религиозных традиций и обрядов, то и я бы не смог так верно служить Творцу. Ведь в детские годы я не всегда понимал важность и необходимость молитвы и исполнения всех мицвот. Я просто следовал дедушке из любви и уважения к нему.

Осознание правильности выбранного пути пришло уже с годами и только благодаря дедушке. А ведь жизнь дедушки не была легкой. Он рос без отца, скончавшегося в молодом возрасте, жил в тяжелейших условиях, но никакие жизненные трудности не помешали ему идти по пути религии.

Великий филантроп

Я помню, что после смерти дедушки на его поминках выступал раввин Грузинской синагоги и рассказал, что когда строилась синагога в Форест Хиллсе, дедушка пришел к равину и вручил конверт с деньгами, на котором не было подписано его имя. Тогда раввин сказал, что это самая настоящая цедака, когда пожертвование делают без имени, без публикации, без рекламы. И хотя дедушка не был грузинским евреем, но он считал своим долгом помочь строящейся синагоге.

Также выступил раввин, пришедший из сефардской синагоги Форест Хиллса, который рассказал нам то, о чём мы прежде не знали. Синагога нуждалась в книгах: Пятикнижие и в молитвенниках. И дедушка подарил множество книг, которые заполнили шкафы синагоги. Никто из членов семьи, кроме бабули, не знал об этом поступке дедушки. Лишь после смерти дедушки, на поминках, со слов раббая мы узнали об этой цедаке.

Дедушка никогда не рассказывал о своих пожертвованиях, считая своим долгом помогать не для того, чтобы об этом все знали, а потому, что кому-то нужна помощь. И таких примеров множество. Дедушка был одним из первых, кто подарил синагоге Нью-Йорка свиток Торы. Как я уже сказал, дедушка был и одним из основателей синагоги на 71 авеню. Причём дедушка не ждал, чтобы его просили о помощи. Узнав о чьих-то проблемах и трудностях, он сам приходил на помощь.

После смерти

Члены двадцатки впервые решили сделать то, что никогда не делал: создать фонд имени Натана Якубова. Кстати говоря, были разные фонды, которые открывались и закрывались, не протянув и нескольких лет, а маленький фонд «Ор-Натан», начав свою деятельность, стал огромной организацией, которая уже 34 года активно функционирует не только в Квинсе, но и за его пределами. За эти годы многое было сделано благодаря схуту цадика Натана Якубова, святого человека. Издаётся журнал «Дружба» - самое крупное еврейское издание на русском языке в Америке. Журнал выходит каждые две недели и распространяется бесплатно в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Колорадо, Аризоне, Сиэтле, Нью-Джерси, в Вашингтоне, во Флориде, Атланте, Канзасе, Кливленде, а также в Израиле, в Австрии, в Австралии, в Германии, в России.

Организация «Ор-Натан» создала курсы иврита, которые уже закончили более полутора тысяч студентов. Для детей открыта воскресная еврейская школа, имеющая большой успех среди детей и их родителей, организована работа многочисленных разнообразных кружков. Более 400 семей получает каждый месяц бесплатно продукты питания.

Каждую субботу в женском классе собираются еврейские женщины, чтобы почитать Теилим, послушать лекции д-ра Мирьям Якубовой, и, отдыхая от домашних забот, угощаются сладостями. Для мужчин и женщин, юношей и девушек проводятся лекции по иудаизму, демонстрация фильмов, встречи с политиками, вечера и многое другое.

За годы существования фонда синагога «Ор-Натан» стала авторитетным религиозным, общественным и культурным центром еврейской общины Квинса.

Много раз слышал я от людей добрые отзывы о деятельности «Ор-Натана» и то, как приятно им приезжать на Квинс бульвар и видеть не кинотеатр, не ресторан, а огромную менору и название синагоги «Ор-Натан».

Еврейский Центр на главной улице города – это освящение имени Вс-вышнего – Кидуш аШем. Конечно же, создание такого огромного духовного центра еврейской общины не могло бы осуществиться без помощи Вс-могущего.

Тысячи людей называют синагогу «Ор-Натан» своим вторым домом, где чувствуется особая атмосфера святости и где всегда присутствует дух цадика, моего дедушки Натана Якубова, благословляющего нас с Небес. За его заслуги мы удостоились помощи Вс-вышнего в создании духовного еврейского центра, служащего всей еврейской общине.

И я подумал, что если бы у моего дедушки была бы возможность приобретать недвижимость стоимостью в миллионы и строить билдинги, то он никогда бы не стал делать этого на месте даже самой маленькой синагоги.

Я уверен, что он никогда бы не перепродавал дом молящихся, чтобы заработать, а наоборот, безвозмездно отдал бы это здание синагоге. Я думаю, что многим сегодняшним богатым евреям праведная жизнь моего дедушки и его бескорыстное служение людям могли бы стать достойным примером для подражания.

Как жаль, что дедушки нет сейчас рядом с нами! Как обидно, что возле нас нет таких людей, обладающих столь высокой духовностью и таким огромным человеколюбием, как мой дедушка Натан Якубов бен Яфа!

Но пока мы живы, пока живы наши дети и внуки мы будем с благодарностью вспоминать нашего дедушку и память о нём передавать из поколения в поколение. А главное – продолжать святую миссию служения Б-гу и еврейскому народу.

Менухато бе Ган Эден!

Просмотров: 1
  • Ohr Natan

«Дружба» © 2019