top of page

СОБЛЮДЕНИЕ СУББОТЫ ПРИНОСИТ БОГАТСТВО



В сокращении.


Сказано в Мишлей (10:22) "Именно благословение Всевышнего приносит богатство". Наши мудрецы объясняют, что речь идёт о субботе, т.к. Всевышний благословил этот день.


А я расскажу вам, как это исполнилось со мной лично. Когда немецкие части вошли в Россию, и советская армия стала отступать, была объявлена срочная мобилизация. Были мобилизованы даже охранники нашего лагеря в Сибири, а нас расселили по окрестным деревням под строгим надзором.


Дважды в неделю раздавали еду, которой с трудом хватало, чтобы кое-как выживать, а о жилье мы должны были позаботиться сами. Я нашел себе прибежище в еврейской семье, которая была очень далека от Торы и заповедей, но жалость и милосердие к другим, одни из основных качеств еврея, были и у них тоже.


Выделили мне уголок в доме. Ни лишней кровати, ни матраса у них не было. Но был теплый дом и угол, где можно приклонить голову, когда на улице царит леденящий, в самом прямом смысле, мороз жуткой сибирской зимы.


Хозяин дома, мой добродетель, был простым человеком огромного роста. Мой мир был далек от его мира, как небеса от преисподней. Всевышний, дающий пропитание всем Своим творениям, дал и ему: он работал в местной пекарне. Какая чудесная работа: теплое, отапливаемое место и хлеба вдоволь. А если ему везло и удавалось своровать буханку хлеба, счастливее его не было! Килограммовая буханка официально стоила двадцать копеек для тех, кто покупал его по талонам два раза в неделю. На черном рынке же цена хлеба поднималась до двухсот рублей, его вес буквально измерялся золотом! Разумеется, я и крошки не получал от его богатства, но я и не ждал этого. Мне было достаточно, что он давал мне крышу над головой, убежище от страшного холода.


Однажды он вернулся с работы радостный и счастливый, хлопая в ладоши и чуть не приплясывая. "Повезло тебе! – громко объявил мне, - я нашел тебе работу!" Как замечательно! И когда рассказал, какая работа – у меня просто глаза засветились! Пекарня работала по конвейерному принципу. Каждый рабочий отвечал за определенный участок производства. Одни месили тесто, другие раскатывали, третьи формировали буханки и так далее. Одни клали в печь, другие доставали.


Один рабочий там должен был смазывать противни маслом, чтобы хлеб не приставал к ним. Сегодня его мобилизовали в армию. Мой хозяин сказал, что у него есть претендент на эту работу, хороший парень, который будет работать, не ленясь. В пекарне согласились.


Как он обрадовался! Конец безделью (другого определения тому, что мы с друзьями делали, он дать не мог. А мы встречались и учили вместе Гемару, старались собирать детей, чтобы обучать их азам еврейства…), да и работа легкая, никакого специального образования не требует, и усилий особых – тоже. Буду получать хлеба вдоволь, не буду больше выглядеть таким ходячим скелетом. В общем, с завтрашнего дня начинаем.


"Я вам очень благодарен, - сказал я. На самом деле, намерения у него были самые хорошие. – Но не смогу работать там". Он поднялся передо мной, как настоящий медведь. "Почему? – прорычал, - Предпочитаешь бездельничать, быть паразитом, а?!" Это "а?!" его гремело, как будто он желал меня проглотить. "Конечно же, нет! – извинился я, - Но поймите, пекарня работает в Субботу…" "Что?! – взревел он, - А ну пошел вон из моего дома! Сейчас же, что я тебя больше не видел!"


Он желал помочь мне, обеспечить меня едой, зарплатой, уверенностью в будущем. А я, неисправимый фанатик, бросаюсь его подарками! Я поскорее собрал свои вещи – что уж там было, рубашка и тфилин, и вышел на улицу. Куда идти? В густую тьму, в глубокий снег, не перестающий сыпаться на голову, в леденящий воем ветер… Некуда было мне идти, и стоять было нельзя. За несколько минут я бы превратился в ледяной столб. Неожиданное озарение спасло мне жизнь. Я наклонился и залез в собачью конуру, что стояла во дворе.


Сторожевая собака, огромная, как и ее хозяин, хорошо меня знала. Я прижался к ней, и тепло ее тела помогло мне выжить этой страшной ночью. Утром я вышел из конуры, умылся снегом и пошел искать, где помолиться шахарит (утреннюю молитву). По пути мне встретился один симпатичный еврей. Сам он был беженцем из Сталинграда, жил у своей дочери. Он тоже был далек от соблюдения заповедей, но его внуки учились в нашей детской группе, и благодаря им он тоже стал приближаться к еврейству.


Он знал меня, как энергичного и улыбчивого парня, и поэтому, когда увидел, что я печален и растерян, остановился и поинтересовался: "Что случилось?" Я вкратце рассказал ему. Ищу место ночевать, вдруг он мне поможет. Он извинился: «Не смогу тебе помочь, я ведь сам живу у своего зятя, а гость не приглашает гостя. Но хочу рассказать тебе одну вещь.


Мой отец был извозчиком, с трудом зарабатывал себе на жизнь. Перед смертью он сказал мне: "Сынок, я как жил нищим, так и умру нищим. Так что денег я тебе оставить не могу. Но житейскую мудрость тебе передать могу. Слушай внимательно. Если кто-то предложит тебе поменять его лошадь на свою, отнесись к этому с подозрением: почему это он желает избавиться от своей лошади, и зачем тебе ему отдавать свою. Ведь ты уже к ней привык, а она привыкла к тебе. Возможно, это будет и выгодной сделкой, но спешить не надо. Выясни поподробнее.


Однако, если придет к тебе человек и предложит поменяться лошадями, и он готов еще и доплатить тебе – ни в коем случае не соглашайся! Наверняка его лошадь больная, и скоро помрет. С другой стороны, если ты увидишь извозчика, который не готов расстаться со своей лошадью ни за какие деньги, знай, что эта лошадь просто прекрасная!" – Такое вот завещание мне оставил отец.


А теперь, смотри – я далек от твоего мира. Но если ты был готов отказаться от легкой и выгодной работы, в теплом месте, где есть вдоволь еды, да еще и потерять крышу над головой, отсюда я понимаю, что Шаббат – это драгоценное сокровище, которое стоит такой жертвы!»


Так он сказал и просто помог мне прозреть, согрел мне сердце. Ведь вы знаете, в глубине сердца дурное начало уже начало рыть подкоп: мол, что ж ты за дурак, отказался от такой хорошей работы. Мазать противни маслом – это не запрещенная в Шаббат работа, а остальную работу все равно другие делают. А без хлеба ведь не выживешь, тут речь идет об опасности для жизни. Короче, не зря дурное начало называют "старым царем" – старец он, мудрец. А тут мне встречается еврей, который понимает: в Шаббат не работают, и все тут! Без всяких ухищрений. Что ж, вы видите своими глазами – я выжил.


И что вы думаете, Шаббат остался у меня в долгу? "Благословение Всевышнего приносит богатство" – это Шаббат! Какую семью я удостоился построить, бли аин а-ра! Удостоился стоять во главе учреждений Торы, распространять Тору в народе Израиля… Есть ли большее благословение, чем это?!


Рав Яаков Галинский.

12 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page